РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава

– Я не был женат…

– Это не главное, разве ты никого не обожал?

– Обожал и люблю…

– Ты тут, а она ещё на Земле?

– Нет, она на много ранее пришла сюда.

– Означает что-то вышло?

– Я не знаю.

– Совершенно ничего не знаешь о ней?

– Вот конкретно. Ничего. Я пробовал её отыскать РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, но всё напрасно. Я чуток было не умер сам, но её не сумел отыскать, - в первый раз за много времени я относительно расслабленно гласил о Тамаре, о собственных бедах в её поисках, во мне очевидно произошли перемены.

– Удивительно… Ты ведь можешь свободно передвигаться и не только лишь пешим!?

– Да, но мои РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава поиски не принесли мне никаких результатов.

– Означает тут во всём виновата она сама, - вроде бы просто вслух высказался Ютиш.

– Как это виновата она? – не сообразил его я.

– До боли просто. По некий причине она не желает тебя созидать, вот и ограждает себя некоторой стенкой, через которую ты не можешь РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава пройти. Сталкиваясь с выставленным тебе заслоном, ты попадаешь куда попало. Не делай этого более, Николай, мой для тебя в этом совет. Подобные препятствия небезопасны.

– Я научен горьковатым опытом, и издавна отказался от её поисков.

– Разумное решение.

– Ютиш, а ты встретишься со собственной супругой?

– Я не знаю этого РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, Николай. Схожее от меня скрыто. Я даже не знаю, что будет со мной по истечении определённого в изгнании срока.

– Извини, что спросил об этом.

– Ничего! – бодро ответил Ютиш, - откровенность за откровенность. Да и носы нечего вешать. Не нужно унывать! Идём лучше выпьем чего-нибудь освежающего, ну и отдыхать пора.

Пока мы спорили РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава о еде, о воспитании малышей, делились заветным, неприметно подкрались сумерки. Потянуло прохладой из равнины. И мы решили возвратиться в дом. Ютиш подошёл к Леоноре, поправил одеяло, сползающее на пол, и, глянув на меня, произнес:

– И нам пора отходить ко сну.

Меж дискуссиями мы работали в саду. Ютиш содержал РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава собственный сад в безупречном порядке. Но были и недочёты.

– Ютиш, почему ты на одной клумбе высадил розы и гвоздики?

– Очень хороший план, только вот гвоздики почему-либо чахнут. А так красные розы в окружении белоснежных гвоздик – отлично смотрятся.

– Ютиш, ты не достигнешь плана, хоть мысль и не плохая.

– Почему?

– Роза РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава – царица цветов. Гвоздики можно именовать её придворными дамами. И вот скажи мне, Ютиш, всегда ли царица ладит со своими приближёнными дамами?

– Нет, но причём тут цветочки?

– А при том, что они плохо уживаются вместе, когда вырастают поблизости. Ты можешь сделать чуток по другому и всё будет РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава в порядке.

– Что ты имеешь ввиду?

– Мало удали гвоздики от роз, сделав меж ними разделяющую полосу из низеньких травок. И твой план воплощён!

– Николай, цветы-то в Синоде надеюсь не изучают? – спросил меня Ютиш.

– Почему ты так решил?

– Думаю, что есть науки более принципиальные, чем исследование растений и всякой РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава живности.

– Совсем нет. Этим занимаются на Земле, это изучают и тут.

– А есть ли какая-то разница в исследовании?

– Вся разница только в том, что сделав открытие тут, человек идёт на Землю и воплощает идею в жизнь. Продвижение науки на Земле происходит под воздействием Космоса. Только как досадно бы это РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава не звучало, открытия нередко употребляются не по предназначению. Это понимаешь только тут, на Земле же всё воспринимается чуть по другому.

– О, Николай, как я наивен!

– О чём ты, Ютиш?

– Да всё об учёбе! Вот что означает нежелание обучаться. Я не знаю даже самых простых вещей.

– Если будет возможность РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава обучаться, применяй её.

– Вот конкретно, если будет…

Ютиш был сокрушён своим открытием: он был необразованным. Мне это показалось странноватым, ведь, по его рассказу, где и кем он только не был. Неуж-то ему никогда не было предоставлено способности обучаться? Об этом я и спросил Ютиша. На что он мне ответил:

– Была РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава возможность обучаться. Я и обучался. Но не вникал в глубину наук, хватая только вершины, думая обойтись и тем, что знал. У меня никогда не было желания обучаться. Если что и учил, то только по необходимости. Ну и познания не задерживались навечно.

Жутко быть необразованным! Это даёт о для себя знать РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава в какой-то момент. Отлично, если есть возможность нагнать хоть незначительно из упущенного. А если таковой способности нет?.. Не всегда непременно очень очень углубляться в исследование сходу в нескольких направлениях. Кругозор должен быть широким, а вот познания хотя бы чего-то малозначительного, но полные, должны быть. Что определяет культуру РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава человека? Его воспитание и образование…

Вот в такие размышления я был погружён, прочищая арык. Ютиш же, я лицезрел, посиживал около кустика роз, окружённого чахлыми гвоздиками, погрузившись в раздумья. Как он подошёл ко мне – не увидел, отдавшись на волю мыслей.

– Николай, - негромко позвал меня Ютиш.

– …

– Николай, ещё раз окрикнул он РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава меня.

Я оставил работу и подошёл к нему.

– Кидай ты эту затею – чистить арыки. Пошли лучше по саду пройдёмся. Может, ещё подскажешь мне что. Ты, наверняка, уже приметил недостатки, - завлекая меня за собой, гласил Ютиш.

– Да, приметил. У тебя сад заросший очень. Негоже так.

– Деревья-то РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава не густо вырастают. Как он заросший?

– Ты скажи мне, яблоки ты какие собираешь?

– Как какие? Зрелые. Смачные.

– Да я не это имею в виду. Они повсевременно у тебя большие?

– Нет, пока деревья были молодее, и яблоки были крупнее, а в ближайшее время мельчают.

– Уход за ними особенный нужен…

– Да разве РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава я плохо за садом ухаживаю? – возмутился Ютиш. – И воду-то вон откуда проводил, в камнях углубления долбил, арык делал…

– Ютиш, ты не сообразил меня. Я говорю: уход за деревьями особенный нужен. Понимаешь, особенный! Обрезать деревья нужно, чтобы были не так густы.

– Для чего обрезать?

– Больше света будет попадать РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава на яблоки, больше питания будут получать, означает, и крупнее расти будут.

– А ты знаешь, как следует ветки резать?

– Знаю, идём, покажу.

Я растолковал Ютишу, как делается обрезка, почему и какие удаляются ветки. Малость мы поработали вкупе.

– Скажи, Николай, где ты этому научился?

– Ещё будучи ребёнком, мне нравилось гулять в саду около дома РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, я лицезрел, что делает Агафон с деревьями. А детство, сам знаешь, любознательное. Вот и спрашивал у него, что да как. Сам пробовал. Хоть и ворчал на меня Агафон, а всё же не прогонял. А позже уже тут доучивал то, что знал и что запамятовал.

После мы РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава с Ютишем и его цветник перепланировали: по-иному подобрали и расположили цветочки, чтобы, куда ни взгляни в окно, всегда глазу было отрадно от цветения красивого творения земли. Приблизительно так высказался мне Ютиш.

Время текло стремительно. Я не отдавал для себя отчёта в том, сколько я уже живу у Ютиша РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава. За всё это время я никогда не спустился к Виктору, и он никогда более не входил… Мне не сиделось длительно на одном месте, сердечко жаждало всё нового и нового. Потому я решил, что мне пора распрощаться с приветливым владельцем малеханького домика на скалистой горе, с малеханькой дивной девченкой Леонорой РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава. Я к обоим привязался, и чем больше оставался в их кругу, тем паче остро понимал, что мне будет сложнее с ними расставаться. Ну и Леонора тянулась ко мне. Другой раз, задавая не по-детски серьёзные вопросы, она ставила меня в тупик, так как я не знал, как разъяснить ребёнку… Всё, что мне РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава оставалось – говорить с ней как со взрослым человеком. Вот что она мне преподнесла в один прекрасный момент:

– Скажи, Николай, а что за тёмный колодец, через который люди летят?

– Колодец? – переспросил её я.

– Да, тёмный и длиннющий. Когда летишь по нему, кажется, что кое-где там вверху солнечно и тепло РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава…

– Леонора, а когда ты это лицезрела? – спросил я, стараясь оттянуть время, чтоб подобрать слова, которые могли быть ей понятны, к тому же мне было любопытно выяснить, что ещё она помнит, ведь как я сообразил, она не сообразила либо не поняла перехода из мира в мир.

– Издавна. Я летела как РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава птичка. А рядом со мной летела древняя ворона…

– Ворона? – перебил я Леонору.

– Ну да, ворона… Нет, не ворона, бабушка, схожая на ворону. Мне было жутко, и я желала к маме… Позже она куда-то в сторону улетела, а мне стало тепло-тепло и захотелось спать. Когда РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава я пробудилась, за мной пришёл дедушка.

– Леонора, через колодец проходят все люди, когда идут из 1-го мира в другой.

– Но я не шла, а летела!

– Это всё равно: шла ли ты, либо летела, ты двигалась, - не знаю, что почерпнула из моего ответа малышка, но она больше ничего не стала спрашивать, а просто РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава ушла.

По прошествии нескольких дней она опять вновь возвратилась к этому разговору:

– Как ты думаешь, Николай, если я назад спущусь по колодцу, меня мать возьмёт домой?

Таким вопросом я был практически шокирован. Мало помолчав, подбирая слова, я попробовал ей разъяснить, что, чтоб узреть маму, не непременно проходить колодец РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, есть другой путь. Но, придя к маме, она будет её созидать, хотя саму Леонору никто не увидит.

Малышка спросила меня:

– Никто не увидит, так как я сейчас другая?

– Да.

– А если я пойду по колодцу, что будет?

– Ты на Земле родишься небольшим ребёнком, и у тебя будут другие РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава предки.

– А к своим я могу возвратиться?

– Можешь, но ты будешь совершенно другой и никто в для тебя не выяснит Леонору.

– Плохо…, - она задумалась.

– Скажи, Леонора, ты скучаешь по родным?

– Естественно… Дедушка хороший, он любит меня, но он не мой дедушка… Понимаешь?

– Почему ты так решила?

– Все так молвят, что РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава он нашёл меня. И я помню, как он меня у реки забрал и к для себя принёс. Я люблю его, но желаю к маме…, - со слезами на очах она удрала.

Мы её длительно не могли отыскать. Я сказал Ютишу о нашем разговоре… Леонора пришла сама. Не знаю, о чём они РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава говорили, но когда вошли в дом, Леонора была весёлой, а в очах Ютиша читалось тревога.

Больше схожих дискуссий не было. Леонора была весёлой и озорной. Ютиш тоже смотрелся размеренным.

Когда я оповестил об уходе, Ютиш произнес:

– Я знал, что в какой-то момент ты уйдёшь. Мне было отлично РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава с тобой. Любопытно… Но задерживать тебя не стану. У нас у каждого своя жизнь. Будет время, приходи. Всегда буду рад тебя созидать…

– Николай, почему ты уходишь? Останься с нами, - причитала Леонора. В очах малышки застыли слёзы, готовые брызнуть в хоть какой миг.

– Мне пора уходить, малышка.

– Уже?.. Сходу на РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава данный момент?..

– Да.

Леонора зарыдала и прильнула к Ютишу. Мне было больно расставаться с ними, и, кратко бросив:

– До встречи, Ютиш, я ещё приду к вам; не плачь, Леонора! - я перенёсся к собственному дому.


ГЛАВА 10

Возвратившись домой и мало отдохнув, я принялся за уборку в доме. Кое-что переставил РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, некие вещи поменял на новые и с необычным рвением принялся работать в саду. Когда обдумывал цветник для Ютиша, у меня зародилась мысль относительно собственного — и я воплотил ее в жизнь. План удался, что вселило в меня невиданную удовлетворенность.

Я всё более осваивался в новеньком состоянии, в которое РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава вошёл после заболевания. Мне казалось, что хватит сил и горы свернуть, если будет нужно. Как-то, идя на рынок, около 1-го маленького дома я разглядел странноватое растение: повдоль живой изгороди тянулась дорожка различных цветов. Маленькие цветы различного окраса создавали радужное сияние. Я залюбовался и передумал идти на рынок, решив выяснить у Николоса РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, что же это все-таки за растение.

– Для тебя нравятся цветочки? – услышал я рядом с собой дамский глас.

Оглянувшись, я увидел молоденькую даму, она смотрела на меня забавно. В её очах читался задор.

– Да, мне очень приглянулся коврик из цветов повдоль живой изгороди. Ты не скажешь, что же это РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава все-таки за растение?

– Оно кличётся портулак.

– Как? – переспросил я, не запомнив дивное заглавие.

– Портулак, - чётко произнесла дама.

– Благодарю. Мне пора.

– Фортуны в пути, - пожелала дама мне вослед.

И вот я у Николоса.

– Николай, ты всегда как будто гром средь ясного неба, - ворчал старец, - с первого РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава денька твоего возникновения в моём доме, ты всякий раз преподносишь чего-нибудть необыкновенное.

Это он отчитывал меня в шуточку, когда вызнал, для чего я к нему пожаловал.

– Где же я для тебя возьму портулак? – продолжал ворчать Николос. – У меня у самого он не растёт-то.

– Скажи хотя бы, где его можно РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава достать?

– Где достать? У Николоса, старца. Знаешь такового?

– Знаю, но ты только-только произнес, что у тебя портулак не растёт.

– Это не означает, что его у меня нет.

– Означает, всё-таки есть?

– Естественно, есть. Пусть черенки, но это уже что-то.

– Николос, а что я должен с ними РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава делать?

– Идём со мной, всё узреешь сам.

Мы вышли в сад, выбрав солнечное местечко. Старец повелел мне вскопать землю и сделать маленькую грядку. Пока я оформлял грядку, возвратился Николос. Он принёс черенки в маленьком древесном ящичке и воду. Воткнув череночки в землю, немного полил, засыпал сверху узким слоем земли РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава и опять полил.

– А сейчас можно и домой идти.

– Николос, я то же самое мог сделать и дома у себя, если б ты мне растолковал.

– Поживёшь у меня незначительно, пока появятся ростки, после дома всё рассадишь, где пожелаешь.

– Не понимаю тебя, к чему всё это?

– Черенки уже лежат издавна РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, они могут плохо прорасти. Я же не могу для тебя дать непонятно что. Идём в дом, - увлёк меня за собою Николос. - Скажи, Николай, где ты хочешь рассадить портулак? – поинтересовался старец.

– Повдоль дорожек и живой изгороди в саду. Нечто схожее я лицезрел совершенно не так давно. Вот меня и озарила РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава мысль – кое-что поменять и посадить это растение.

– С чего это ты вдруг ударился в цветоводство?

– Николос, ты же знаешь мою слабость к цветам. Так что все-таки тут непонятного?

– Да, я знаю, что ты любишь цветочки и отлично за ними ухаживаешь. Но… как мне кажется, в для тебя произошли РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава какие-то перемены…

– Разве это плохо?

– Нет, напротив отлично. Ведь перемены к наилучшему: у тебя появился энтузиазм к жизни. Это отлично. Вот порадуется за тебя Био, когда вернётся!

– А Учителя ещё нет дома?

– Нет, он входил ко мне быстро, спрашивал о для тебя и произнес, что пробудет в пути РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава более сорока обыденных дней. Должно быть, тяжёлый ему достался ученик.

– А я так желал его повидать…

– Не переживай. Он вернётся, и обо всём побеседуйте. Я думаю, для тебя есть чем с ним поделиться.

– Да нет, ничего такого особенного не вышло. Просто после заболевания я его практически не лицезрел. Чего РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава-то не хватает.

– Ты привык к нему. Он стал тебе поближе чем Друг.

Некоторое количество дней я провёл у Николоса, дожидаясь, пока портулак прорастёт и незначительно войдёт в силу, чтоб его можно было пересадить. Как и обычно я помогал Николосу работать в саду, а в свободные часы следил за работой РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава пчёл, сидя около улика. Меня зачаровывали эти труженицы-насекомые, а их однообразное жужжание действовало на меня успокаивающе. Или читал и размышлял, а то и просто бродил по саду.

И вот мои растеньица довольно окрепли. Мы с Николосом аккуратненько уложили их в дорожную суму и, сказав друг дружке: «До встречи РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава!», я возвратился домой.

Возвратившись домой, я вновь принялся за работу в саду. Перекладывал вымощенные гладкими маленькими плоскими камнями дорожки, вскапывал землю, ровнял и рассаживал портулак. Растений оказалось более чем довольно, и я решил оставшиеся посадить повдоль дороги за домом, подумав: «Пусть и другие любуются красотой живого коврика РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава».

Пока приживались растеньица, я ещё много переработал в саду. Обновил арыки, вокруг маленького фонтана перед окнами гостиной, высадил лилии, оставив свободной только маленькую часть не засаженной. Тут, стаскивая камешки с реки, я выложил некоторое подобие грота в горе и обсадил грот вьющимися розами. Когда всё примется и зацветёт – должно быть РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава прекрасно!

Вот так в работе проходили деньки. Портулак отлично разросся и уже набирал цвет. Я обдумывал, всё ли сделал, что желал либо, может, ещё чего-нибудть поменять? Мой сад, естественно, не сравним с садом Николоса. У меня он небольшой, но ухоженный и переходящий в парк со стороны РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава примыкающей улицы. Это создавало воспоминание огромного массива зелени, хотя мои владения были невелики.

Я посиживал в беседке, обвитой одичавшим виноградом, и вслушивался в шелест листвы, перекликающейся с галдежом птиц и журчанием воды в фонтане, когда мне показалось, что в дом кто-то вошёл. Я стремительно направился к дому, навстречу мне РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава шёл Учитель. Он был очевидно кое-чем смущён.

– Ба! Николай! Ты ли это? И всё, что я вижу, - он жестом указал на цветник и дорожки в сиянии малеханьких звёздочек портулака, - не снится ли мне?

– Нет, Учитель, не снится. Это я, Николай.

Он подошёл ко мне и обнял.

– Я рад РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава за тебя, Николай, от всей души рад, что ты вполне оправился от заболевания.

– Что было, то прошло и, можно сказать, позабыто.

– Это отлично, в для тебя ощущается бодрость и рвение к жизни. Чего ещё вожделеть? Знаешь, Николай, а я пришёл за тобой.

– За мной? – опешил я.

– Да, за тобой РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава. Помнишь, я как-то издавна уже обещал побывать с тобой в Равнине Перехода и у Озера Забвения. Итак вот, если ты всё ещё желаешь побывать там, то собирайся. Мы должны сходу идти. У меня малость времени, вот я и заглянул к для тебя, помня своё обещание.

– Естественно, желаю! – воскрикнул я. – Только РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава подожди меня мало, Учитель, я переоденусь и, может быть взять с собой чего-нибудть съестного?

– Отменная мысль. Только поспеши. Время не ждёт, пора в дорогу.

Через несколько мгновений я шагал с Учителем к окраине городка, переодетый в дорожный костюмчик и с сумой для еды. Пока мы шли, Учитель кое РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава-что успел мне разъяснить.

– Николай, в Равнину Перехода мы пойдём не сходу, есть ещё кое-какие дела. Ты знаешь, что у меня новый ученик?

– Да, знаю.

– Итак вот, на данный момент он ждёт нас. Но я должен кое о чём тебя предупредить. Он только-только прошёл тесты в РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава пути сорока дней. На данный момент ему предстоит ещё одно испытание, а позже мы пойдём к Озеру Забвения. Мой ученик, его зовут Шарль, не знает, что сходу будет возвращён на Землю. Потому ты должен повсевременно смотреть за собой и ни словом не оговориться о том, что знаешь, даже РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава если он будет расспрашивать либо сетовать. В общем, будь с ним по способности прохладным и меньше говори...

– Отлично, Учитель…

– Усвой, что взяв тебя с собой, я несу ответственность двойную: за Шарля и за тебя.

– Я всё сообразил, Учитель, ты можешь на меня по­ложиться. Я буду к нему холоден и буду РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава нем.

– Верю в тебя, Николай, идём резвее.

– Учитель, а кто он, этот Шарль? – спросил я, ускоряя шаг, чтобы не отстать от Учителя.

– На данный момент уже нет способности ничего поведать, мы уже пришли, вон он, видишь? – и Учитель указал на мужчину, ходившего от дерева к дереву как будто маятник РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава.

– Вижу, - ответил я.

– После расскажу о нём, а пока помни, что ты мне только-только обещал.

– Я не запамятовал ничего.

– Отлично, слушай и молчи. «Шарль!» - окрикнул Учитель мужчину, и тот направился к нам.

– Ты возвратился, Учитель?! – обрадовано затараторил Шарль. - А я уже задумывался, что ты запамятовал обо мне либо РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава оставил, чтоб испытать меня…

– Хватит, Шарль, - оборвал его Учитель, - я произнес для тебя, что дальше мы пойдём втроём. И вот, нас трое. Пора в путь.

– А куда мы пойдём на данный момент? – не унимался Шарль.

– Помолчи малость и всё узреешь сам. Я уже не раз гласил, что РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава для тебя нужно быть терпеливее.

– Натура у меня такая, Учитель, не могу длительно молчать, не выходит…

Да, и по правде Шарль был болтлив. Низкого роста, приземистый. Тёмные, лёгкой волной волосы, хоть и кратко острижены, но перепутанные и слежавшиеся на затылке. Глаза сероватые, мерклые, взор бегающий. Одет он был в обветшалую рясу РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава служителя церкви.

«Он католик и священник, - пронеслось у меня в голове. - Удивительно, почему он в звездном теле? Ведь он прошёл реку и был должен поменять вид, но сохранил его». Что всё это означает - мне оставалось только догадываться либо ожидать, когда растолкует Учитель.

Учитель, взяв за руки РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава меня и Шарля, негромко произнес:

– С Богом, в путь…

И вот мы на месте. Оглядевшись, я поглядел на Шарля, он ощущал себя полностью уверенно. Мне же место показалось злосчастным, я бы никогда не желал бы оказаться тут ещё раз. Коренастые домики из грубо отёсанных брёвен полуразрушены. Видимо, пожары тут РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава – обыденное дело, так как нигде в обгоревших местах ничто не было восстановлено и залатано. Небогатая растительность. Редчайшие деревца изогнуты либо надломлены. Дорога вся в рытвинах, со вонючей зеленой жидкостью в лужах. Люди тут самые различные: и уродливые, и в болячках, и в язвах. Были и похожие на Учителя, должно РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава быть, тоже Учителя, в их лицах была особенная строгость и не проницаемость.

Через дорогу, по которой мы шли, пронеслась кошка, вздыбленная и испуганная, прямо за ней нёсся большой чёрный пёс, шерсть на нём висела клочьями, на рёбрах была содрана кожа, и рана гноилась. Это место приводило меня в кошмар, а РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава Шарль с лёгкостью увидел:

– Хорошая парочка, - махнул он рукою в сторону удаляющихся животных.

И я, и Учитель, идя по дороге, обходили лужи, подняв подола дорожных плащей. Шарль же не направлял внимания на это всё. Мне казалось, что он привычен к схожей обстановке, она его не ужасает, быстрее, напротив РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, забавляет. Он шагал бодро, рассматривая всё в окружении и отпуская пошловатые высказывания по поводу увиденного.

Учитель хранил молчание. Я тоже не решался заговорить, ну и ощущал, что не имею на это права. Со всех боков неслись то стоны, то клики, то причитания. Кое-где вдали слышалось пение: незапятнанный громкий глас практически РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава утопал в хоре одичавшего рёва и вновь прорывался через эту заавесь шума.

– Нужно же, как поёт… Во голосище! Всех переорал, – опять бросил реплику Шарль.

В один момент Учитель тормознул около доброкачественного двуэтажного дома. Его окна были плотно закрыты. Учитель подошёл к двери и три раза ударил железной РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава ручкой по кованому железу под ней. Через мгновение дверь приоткрылась. Учитель и вышедший перемолвились несколькими фразами, и Учитель, смотря на меня, произнес:

– Останешься тут, я скоро вернусь.

– Как же я? – жалобно застонал Шарль. – Я голоден и благопристойно утомился, не мешало бы пошевелить мозгами и об отдыхе…

– Уймись, Шарль, - грубо оборвал РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава его Учитель, - мы идём далее.

Они ушли, а я вошёл в открытую дверь прямо за вышедшим мне навстречу юным человеком. Как закрылась за мной дверь, я как будто оказался в другом мире. Тут было тихо.

– Ваша комната наверху, от лестницы 2-ая дверь слева, - указал рукою на лестницу сопровождавший меня РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава юноша и добавил, - если что будет необходимо, можешь обратиться ко мне, я в комнате, видишь, где открыта дверь?

– Да. Благодарю, пока ничего не нужно.

Он молчком пошёл по коридору к собственной комнате, а я поднялся на 2-ой этаж и зашёл в обозначенную мне комнату. Как я сообразил, Учитель оставил меня РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава в доме для путешествующих. Я длительно ожидал Учителя. Делать было нечего; естественно, я мог сходить к юному человеку, он тут, должно быть, распорядитель, и попросить у него чего-нибудть из книжек, но не решался выйти из комнаты, в всякую минутку ждя прихода Учителя.

Комната малая, обставленная робко: две кровати и РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава маленькой столик у окна, которое снаружи было закрыто ставнями. В ожидании Учителя я неприметно опустился в сон. Вдруг я в один момент пробудился, сел на кровати и не сходу сообразил, где нахожусь. В комнате был полумрак, но на кровати я различил Учителя. Он спал. Когда возвратился РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, не стал меня будить, означает, в этом не было необходимости.

Успокоившись от резкого толчка, из-за которого я пробудился, я с блаженством растянулся на кровати. Спокойствие расплескивалось по телу, изгоняя напряжение. Заснуть, я больше не заснул, а пробуждения Учителя ожидать пришлось не длительно.

– Уже не спишь? – спросил он, вставая с кровати РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава.

– Успел пробудиться.

– Издавна?

– Нет. Не так давно, от толчка какого-то…

– Означает мне не показалось.

– Что это было, Учитель?

– Да не много ли что могло произойти. Тут может быть всё, что угодно…

– Учитель, а где мы находимся? Либо ты не можешь гласить об этом?

– Отчего же? Тут РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава нет потаенны. На данный момент мы находимся в стране Нескончаемого Огня. Пожары тут – обыденное дело. Тут есть «летучий» огнь, так его именуют. Там, где он пропархает, остаются выжженные дыры, которые никто не латает. Да это и не к чему, те, кто тут живойёт повсевременно, уже привыкли, а тем, кто тут по делу РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава либо проходом, это не надо.

– Да, я направил внимание на огромное количество обгоревших домов, которые готовы вот-вот упасть.

– Если завалится какое-либо строение, его жители окажутся под открытым небом и будут обязаны находить приют в других полуразвалинах.

– Но ведь всюду кто-то живойёт?

– Что из этого РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава? Бескровные силой будут отвоёвывать право быть под крышей.

– Это страшно!

– Не спорю. Да, такая тут жизнь.

– Что будет, если будут разрушены все либо практически все строения и их жители окажутся на улице?

– Бывает и такое. Тогда те, кто обязан скитаться, разбегается по стране в поисках жилища. Находя уцелевшие рощи РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава деревьев, строят новое жильё. А если нет, живут где придётся, роя даже норы в земле.

– Учитель, что тут за жители? Кто они такие?

– Сюда люди попадают по различным причинам. Тут есть сосланные в наказание, а есть те, которые обязаны жить тут по праву бытия.

– Я лицезрел, что тут в главном РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава уродливые и искалеченные язвами и заболеваниями люди. Они жутки. Такое чувство, что они близки к полной деградации.

– В большинстве случаев так и бывает. Отсюда выходят к обычной жизни только единицы. Нереально жить многие годы в таковой обстановке и остаться незапятнанными. Внешний облик этих душ отличен от их тел. Они были РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава бы на Земле роскошными и прекрасными, но, погрязнув в пороках, искажали своё обличье. Придя сюда, в этот мир, они уже не могут свободно жить посреди светлых духов, потому обязаны находить места, где они наименее отличны от окружающих их.

– Что конкретно из пороков ты имеешь в виду, Учитель?

– Всё РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, что угодно! Порок остаётся пороком, каким бы он ни был: будь то обман, мошенничество либо лжесвидетельство против близкого, в особенности для личного удобства. Это и блуд, и дебоширство, и развращение, да не достаточно ли что можно привести ещё в пример.

– Можно сказать, что это - падшие души?

– Да РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, можно и так сказать.

– Учитель, а они могут быть посланы вновь на Землю на перевоспитание?

– Естественно могут, но только души, ещё способные на таковой переход и способные к восстановлению.

– Разве переход оказывает влияние на состояние духа?

– Ещё как! В Равнине Перехода особенная атмосфера, ты ещё раз испытаешь её давление РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава на для себя. Проходя через различные области, деградирующая душа может перевоплотиться в останки, другими словами не делать существовать, сохранив только отрицательный заряд энергии, которая тяжело поддаётся уничтожению. Если такая энергия достигнет духа, близкого ей по состоянию, этот дух обогащается за счёт её силой.

– А если человек деградирует вне Равнины Перехода, что РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава происходит? Мне любопытно знать это.

– Разложение вне Равнины проще: деградируя, распадается сам дух не сохраняя при всем этом никакого заряда энергии.

– Учитель, а кто смотрит за этими духами?

– Есть особые службы. Их состав временами изменяется, так как страшно жить в таких критериях, даже если это и твоя работа…

– А РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава ты можешь сказать, кто конкретно заходит в состав этих служб?

– Сказать кто конкретно – нет, только предположительно – это нередко Учителя…

– И таким духам даются Учителя?

– Не многим, за некими есть просто наблюдающие, либо их ещё именуют «ведущие». А позже, Николай, ведь не могут же духи быть брошены на РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава произвол. Всё, что есть – есть творение Божье. Этого не нужно забывать.

– А Шарль, почему он тут? – спросил я Учителя, вспомнив о его ученике.

– Шарль должен пройти тут еще одно испытание, чтоб была определена совсем его участь, и избран тот либо другой вариант испытаний на Земле.

– Возврат для него неизбежен?

– Да РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава, это определено не мной, и не мне что-либо поменять.

– Почему он вот так сходу ворачивается на Землю?

– Он умер по случайности, а на Землю был выслан на исправление. Шарль не достигнул уровня, который бы ему позволил остаться тут, потому он и будет возвращён сходу.

– А что за РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава испытание он проходит тут?

– На милосердие и сочувствие.

– Как ты узнаешь, прошёл ли он испытание?

– Так же, как это делал с тобой и со всеми учениками, так же наблюдают и другие Учителя.

– А ты можешь это показать мне?

– Если сможешь, то узреешь, для этого требуется малость напряжения. Становись рядом РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава со мной, закрой глаза, представь Шарля, смотри.

Я сделал всё в точности, как произнес Учитель. Поначалу было мрачно. Через некое время мгла начала спадать, появились светлые двигающиеся разводы, они-то и порвали стоявшую в очах мглу. Когда всё стало светлым, поначалу нечётко, а потом всё более резче обозначались контуры РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава.

– Ты чего-нибудть видишь, Николай? – спросил Учитель.

– Да, но ещё не чётко.

– Сделай над собой усилие и сосредоточься на появляющихся видениях. Изображение должно стать ясным.

Через несколько мгновений Учитель спросил вновь:

– Ясность видений приобрёл?

– Да.

– Тогда смотри молчком.

Вот что я увидел:

Шарль прощается с Учителем, который даёт ему последние наставления РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 17 глава:

– Ровно через день я вернусь за тобой. Слушай меня пристально, ты должен быть тут, в этом селении. Выйдя за его пределы, ты рискуешь затеряться в этой стране невозвратно. Потому под хоть каким предлогом ты должен остаться тут.


roman-predstavlyaet-soboj-svidetelstvo-ochevidca-perezhivshego-epidemiyu-chumi-razrazivshejsya-v-194-godu-v-gorode-orane-tipichnoj-francuzskoj-prefekture-na-alzhir-stranica-7.html
roman-referat.html
roman-shishkin-poroj-ochen-polezno-obernutsya-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html