РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава

Бен был в экстазе от всего и сыпал вопросами. Разделяй и Стефаний приняли нас гостеприимно. Я ощущал, что у Разделяй появился энтузиазм: какая связь меж мной и Беном, но молчал. И Разделяй не выдержала, любопытство взяло верх, и она спросила:

– Николай, кем для тебя приходится Бен?

– Просто, мой знакомый.

– А где вы РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава познакомились?

– Тут.

– Почему он с тобой? Он одинок?

– Нет. Мне было скучновато одному путешествовать, и я решил взять его с собой. Он тоже, как и я, ещё ничего не лицезрел.

– Удивительно, но он намного подольше находится тут, чем ты.

– Разделяй, как ты это обусловила?

– С течением времени и РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава ты сможешь определять, это очень легко. Ты равномерно будешь привыкать к новейшей жизни, а означает, будешь созидать того, кто к ней не привычен. Ты будешь созидать того, кто к ней не привычен. Ты будешь созидать то, что не знал ранее сам и приобрёл с течением времени.

Сей день был замечателен РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава! Я столько всего вызнал… Бен тоже был рад.

Когда мы посиживали в саду около дома, откуда раскрывался красивый вид на озерко с розовыми фламинго, пришёл юноша.

– О, Кристофер! – обрадовалась Разделяй, первой лицезрев юношу. - Это наш отпрыск, - обратилась Разделяй ко мне, - а это - Николай и Бен.

– Я РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава не знал, что у вас гости. Мать, мне нужно побеседовать с тобой.

– Николай, извини, что оставим вас с Беном, думаю на короткий срок, - произнесла Разделяй, смутившись. И она со Стефанием пошла к дому, в след за юношей.

– Ник это их отпрыск?

– Да. Ты же слышал.

– Но он практически таковой же РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, как они, совершенно взрослый, а они и не похожи на его родителей: уж очень юные. Вот я с матерью…

Слова Бена вызвали у меня хохот, но он не обиделся.

– Бен, тут все молоды, только немногие сохраняют прежний вид. А вы с матерью, наверняка... – я не знал их истории и не знал РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, какие подобрать слова, чтоб не причинить боли мальчику, - такими и пришли сюда. Другими словами ты был ещё совершенно ребёнком. Таким, как ты на данный момент.

– Мать гласила, что я подрос, и отец меня не выяснит, - Бен уклонялся гласить что-либо о прошедшем и сейчас, да я РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава и не настаивал.

Бен пошёл к озеру, ему не сиделось на одном месте, а я дождался Разделяй. Стефаний не пришёл.

– Он ушёл с отпрыском, - произнесла Разделяй, когда я спросил о Стефании.

Она была кое-чем озабочена, но ничего не гласила, а мне хватило такта удержаться от расспросов.

Ночь мы с РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава Беном провели в этом доме, а с рассветом покинули его.

– Если будете тут, приходите. Мы с супругом будем рады вас созидать, - гласила на прощание Разделяй.

Сейчас уже у нас с Беном были кое-какие представления о планетке, и путешествовать стало легче. Мы решили побывать в горах, о которых с экстазом РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава говорил Стефаний.

И вот, горы! Они не значительны, но образуют длинноватую гряду с отрогами, переходящими в холмистую местность, изрезанную речушками и озерками. Не боюсь повториться, но мы с Беном опять-таки были в экстазе от фламинго! И всякий раз, когда их свора подымалась ввысь, мы зачарованно смотрели за РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава их полетом. У меня не проходил экстаз от чувства, что воздух становится розовым!

Тут, в горах, мы не переносились с места на место, а прогуливались сами. Это было здорово! Мы поднялись на самую высшую гору, откуда раскрывалась привораживающая картина: были видны и поселения понизу, вблизи, и чуток поодаль - городка, и РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава озерки. Дух захватывало от экстаза.

– Ник, вот здорово! Мать бы это увидела, ей бы понравилось.

– Я не сомневаюсь в этом.

Мне было радостно, что Бен вспоминает о ней. Время от времени мне казалось, что он даже скучает, но стойко переносит разлуку.

Не знаю, как длительно мы были на этой РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава планетке, но изучено было всё, либо практически всё, как казалось нам. И мы решили возвратиться к Марте, как и обещали.

– Мамочка! – Бен ринулся навстречу Марте, только мы оказались во дворе дома.

– Бен! Сынок, вы так скоро возвратились…, - она голубила отпрыска, пытаясь пригладить его торчащие во все стороны волосы, а РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава он тараторил о том, что лицезрели и где были.

Пока припас энергии и слов у Бена не иссяк, он не останавливался ни на миг, и мы так и посиживали на крылечке дома, а Бен всё гласил о горах, об озерках и фламинго, о цветах и акации, и о РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава много другом… Позже он в один момент смолк и, положив голову на колени мамы, в раз заснул. Марта погладила его по руке и произнесла:

– Утомился…

Я осторожно взял Бена руки и внёс в дом. Марта стремительно разобрала кровать. Сняв с него только обувь, мы оставили его спать, а сами ещё РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава длительно говорили. Не знаю, чем разъяснить, но в этот вечер Марта была склонна к откровенности и сама заговорила о том, что вызывало во мне энтузиазм:

– Знаешь, Николай, - начала она, - Бен так поменялся за этот период времени, что мы живойём тут. Когда я пришла сюда, ему было всего 6 лет РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава.

– А сколько сейчас ему? – осторожно спросил я.

– Не знаю… - Марта вздохнула, - я сама повинна почти во всем. Ты видишь, сад наш разросся, ну и дом успел постареть. Мы восемнадцать лет живойём тут. Означает Бену должно быть 20 четыре…

– Но ему не дашь больше 12-ти!

– Да, это я повинна. Мне мать гласила: «Если РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава не хочешь сама жить со мной, отдай мне Бена. Я отдам его обучаться, и он будет нормально развиваться и расти» … Но я не возжелала, мне было страшно оставаться одной…

Она о чём-то задумалась и продолжила:

– Естественно, он рос, но я не давала ему развиваться, я подавляла в нём РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава это желание, потому он до сего времени остаётся ребенком. Сейчас же, когда вы возвратились, я увидела, что он повзрослел, он стал старше!..

– Марта, почему ты столько лет живойёшь тут одна с отпрыском?

– Я жду супруга.

– Разве ты не могла бы его дожидаться где-нибудь в другом РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава месте, где бы ты не была так одинока?

– Нет! Я очень люблю его, чтоб бросить…

– Почему ты думаешь, что вы не можете быть совместно, если б ты жила не тут?

– Я издавна сообразила, ещё когда за мной и Беном пришла мама, что нас с супругом делит пропасть. Если я уйду жить РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава туда, где мне определено, я никогда не смогу возвратить его. А так, какое-то время мы можем жить тут, я верю, что он исправится, станет другим… Не таким ожесточенным…

Я не знал, что мне сказать Марте. Она сразила меня своим откровением. Да, вобщем, она не нуждалась ни РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава в утешении, ни в поддержке, ей было надо просто выговориться, высказать то, что годы ей не давало покоя… И она продолжила:

– Мы жили в маленьком городе… Матери к тому времени уже не было, а отец мой погиб, когда я была ещё ребенком; и мать осталась с 3-мя детками, я РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава была средней. Я вышла замуж, у нас длительно не было малышей, и я практически отчаялась. Супруг стал пить, и я знала, что он гулял от меня, с другими был. Я вытерпела это сколько могла, а позже Господь подарил мне отпрыска… Но супруга я растеряла… Он не был рад ни мне, ни РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава отпрыску, хоть и ожидал его рождения… Скоро после рождения Бена, он стал подымать на меня руки… Это было несносно! Я ушла к его родителям, там мы с Беном жили года три, пока мальчишка не подрос и не окреп, ведь родился он слабым…

Какое-то время Марта посиживала молчком РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава и бездвижно. Вздохнув, она продолжала:

– Мы не могли всё время жить там, ну и супруг молил возвратиться, гласил, что не будет больше лупить меня, обещал… Я обожала его… А Бену нужен был отец, и мы возвратились в наш городок, домой. Два года я была счастлива! Не знаю, что случилось позже РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава... В один прекрасный момент он опять пришёл опьяненным, а позже всё почаще и почаще стал напиваться, опять избивал меня. Бен страшился его и, когда супруг приходил опьяненным, забивался в какой-либо угол, а когда он лупил меня, цеплялся за его руки, пробовал кусать…, лупил своими малеханькими кулачками РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава…, тогда доставалось и ему… А как-то зимой… супруг схватил ножик и кинулся к Бену со словами: «Прирежу тебя, гадёныш!» Я не могла этого вынести больше. Я схватила Бена на руки, и мы, в чём были, ушли из дома. Не знаю, как длительно я бежала, мне всё казалось, что РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава он гонится за нами… Мне некуда было податься… Когда ощутила холод, сообразила – нужно резвее добраться до деревеньки, где жили его предки. Это было милях в 5 от нашего города, но в мгле я сбилась с дороги… Нас отыскали случаем, когда сошёл снег…

Марта опять замолкла. Я длительно не решался заговорить, а РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава позже спросил:

– Марта, как ты повстречалась со собственной матерью?

– Не знаю, я только помню, что пробовала покрепче придавить к для себя Бена, чтобы защитить его от холода. Он стих, а мне вдруг стало тепло, я ощущала, что кто-то трясёт меня за плечо, открыла глаза и увидела маму РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава. Она произнесла мне: «Вставай, дочка, я пришла за тобой». Я встала, прижимая всё также к для себя отпрыска. Мать взяла меня за руку и произнесла: «Идём со мной, но не оглядывайся, всё будет хорошо» … Так мы оказались тут. Позже она забрала у меня Бена и растолковала, где будет меня ожидать с ним РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, и что далее я должна буду идти одна. Вот так…

Марта вздохнула опять и, смотря на меня, стала как будто оправдываться:

– Извини, Николай, но мне было надо побеседовать с кем-то; это так мучительно всё хранить внутри себя… Я заморила тебя…

– Марта, не стоит просить прощения, ты РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава сделала верно, рассказав всё; для тебя будет легче…

– Да, мне стало легче, ты прав… Я знаю, вы длительно не задержитесь тут. Я отпущу с тобой Бена, но на короткий срок.

– Почему? – я был удивлён.

– Скоро придёт мой супруг. На деньках он стал Путешественником…, - на её очах навернулись слезы. Не знаю РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, что они значили: удовлетворенность либо колебание и ужас… Марта вышла из дома, а я не стал задерживать её. Ей было надо побыть одной.

С утра Марта была обыкновенной – весёлой и улыбающейся, но глаза выражали непонятное чувство – в их была и признательность и смятение, и только время от времени проскальзывали РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава искорки настоящей радости и счастья.

Бен облазил весь сад. Прошёлся по всему дому, заглянув куда только было можно. После этого выдал:

– Ник, мы можем опять путешествовать, я готов! – и, мало смутившись, взглянул на Марту. - Мам, можно?!

– Естественно, можно. Но так скоро?

– Мам, ведь дома всё в порядке РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава. А там столько всего…

Марта не возражала, она только положила нам в сумму вяленых ягод, яблок и ароматные пшеничные лепёшки, которые я помнил всегда. Так, как пекла их Марта, больше ни у кого не выходило.

И вот мы с Беном опять в пути. От дома отошли не очень далековато и задумались, куда РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава же сейчас держать путь?

– Ник, мы были на Розовой, а куда сейчас? – спросил Бен.

– Не знаю. Куда скажешь ты, туда и отправимся.

– Ник, но ведь я не знаю, где для тебя нужно побывать!

– Слушай: от Розовой до Янтарной всего восемь планет, но сейчас на одну меньше.

– Как РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава они именуются?

– Жемчужная, Хрустальная, планетка Цветов, планетка Озёр, Радужная, Сиреневая и Янтарная.

Бен слушал пристально. Задумавшись, он тормознул совершенно и даже присел на травку у дороги. О чём задумывался этот мальчик, какие мысли роились в его голове? Но вдруг он резко вскочил и объявил своё решение:

– На Радужную!

– Почему конкретно РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава туда?

– Если есть радуга, а она на небе; означает на Радужной планетке можно пройти по радуге! Хотя… - он скорчил гримасу.

– Бен, Радужная, это не означает: сама радуга.

– Я тоже так помыслил.

В нём ещё так открыта сквозила такая незапятнанная детская наивность, что приводило меня в экстаз. Эта душа ещё РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава ничем губительным не тронута, и мне хотелось защитить его как отпрыска, если б у меня был таковой. В первый раз за всё время я испытал отцовские чувства к Бену. Это было так особенно и неясно, но на миг я оказался на верхушке блаженства: я испытал неизвестное мне чувство и сохранил РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава его внутри себя.

Бен тряс меня за руку. Это стало его привычкой:

– Ник, Ник, о чём ты задумался? Ты стал таковой… таковой…

– Какой? – опешил я.

– Ну не знаю, отдалёкий что ли... Как бы ты и тут, и в то же время так далековато, далековато, но таковой родной РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава…

То, что ощутил я, передалось Бену. Я придавил мальчишку к для себя; и так мы перенеслись на планетку Радужную…

Бен, оттолкнувшись от меня, застыл от экстаза, ну и я был изумлён…

– Ник, где мы? - опять тормошил меня за руку Бен. - Мы в притче?

– Нет, Бен, мы на Радужной.

– Уже РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава?! Вот это да! Никогда бы не пошевелил мозгами, что такое может быть…

И я не мог вообразить для себя, что такое бывает. Мы стояли с Беном в некий рощице; пред нами, чуток поодаль показывался просвет. Мы медлительно пошли к нему, озираясь по сторонам. Тут всё было как в РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава притче. Деревья вокруг нас несильно высочайшие, раскидистые, стволы ровненькие, светло-коричневые, ветвились практически от земли. На тонких и хрупких веточках мутовками (веером) разрастались листья. Узенькие и длинноватые, они были плотными и создавали на кончике пику, что, казалось, прикоснись - и поранишься. Но нет, они были безобидны. Бен осторожно потрогал их руками:

– Совершенно не РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава жёсткие, смотри, Ник, а с этой стороны совсем другой цвет…

И правда, верхняя поверхность листьев, бордовых и тёмно-оранжевых цветов, отличалась от другой стороны. Снизу листья опушённы, что присваивало им сизый колер.

Травка казалась жёлто-зеленоватой, что составляло резкий контраст в сопоставлении с листвой. Кое-где в РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава ветвях щебетала птица. Бен пробовал её рассмотреть, но не нашёл.

В один момент мы вышли из рощицы и узрели, что находимся в чьём-то дворе. Пред нами тянулись ровненькие грядки, на которых уже отлично завязалась капуста и начинали спеть помидоры. В стороне огорода стоял дом, большой и прекрасный с надстройкой на РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава крыше - он создавал воспоминание. Всё тут было ухожено и аккуратненько. Мы направились к дому. Вход в дом создавал туннель виноградника, и в проход свисали большие грозди янтарно-жёлтых ягод, налитых так, что были чётко видны семечки.

Но в дом войти нам не пришлось. Из-за угла вышел мужик и РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава поглядел на нас с удивлением.

– Денек хороший, владелец, - обратился я к нему.

– Денек хороший, - отозвался тот, с любопытством разглядывая нас.

– Мы путешествуем, - произнес я, - и попали в рощицу, из которой вышли к дому.

– Это персиковая роща.

– Персиковая? Опешил Бен. – Но там нет персиков!?

– Она так зовется, вот и всё РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава. Что ж, проходите, если уж пришли.

Мужик был не рад нам, видимо, мы его отвлекали от работы.

– Отдохните малость там, - он указал рукою в сторону 2-ух раскидистых деревьев во дворе дома, - я на данный момент вернусь.

Мы с Беном пошли, переглядываясь, куда нам указали.

– Странноватый он РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава некий, - произнес, о чём-то размышляя, Бен.

– Он просто занят, - отозвался я.

Под деревьями стоял маленький столик на одной ножке, врытой в землю, и с 2-ух сторон от него – лавочки. Мы сели с Беном друг против друга. На столе стоял кувшинчик с малиновой жидкостью, а рядом в подстаканнике – стакан. Мы не были РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава вялыми, и принужденное бездельничание тяготило нас. Уйти не было способности, это значило обидеть владельца, а он очевидно задерживался.

И вот он появился опять – он, и не он… Сейчас, заместо темного хитона, обнажавшего его ноги чуток выше лодыжки, на мужчине была белоснежная одежка, скреплённая на правом плече большой брошью, ткань РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава мягко спадала к ногам. Левое плечо и рука оголены, правую же скрывали складки ткани. Только вид гласил, что пред нами тот же человек: тёмные волнистые волосы обрамляли открытое лицо с правильными чертами. Над живыми лучистыми очами цвета волны - тонкие брови вразлёт. Прямой нос с лёгкой горбинкой и РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава полные губки. Это был очень прекрасный мужик.

– Я задержался, но сейчас вы мои гости, - в его голосе больше не было нетерпения, и он приобрёл мягкость и звучность.

– А мы - путники, - совершенно без робости первым отозвался Бен, что вызвало ухмылку у мужчины.

– Я знаю, что вы путешествуете.

– Ты додумался?

– Нет, это видно РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава.

– По чему? – не унимался Бен, разглядывая то себя, то меня.

– Хотя бы по одежке! Вы издалека. И ты ему, - мужик указал на меня, - не отпрыск.

Бен был сражён, ну и меня это тоже изумило.

– Óдин, меня зовут Óдин, - представился он.

– А я Бен, а это мой друг РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава Ник.

– Ник? Ты просто кличёшь его так? У него есть полное имя, как и у тебя.

– Николай его зовут, а я - Бенедито, - произнес Бен, совершенно упавший духом.

– Николай, ты ищешь место, где для тебя тормознуть; на данный момент я свободен и мог бы быть вашим гидом. Вижу, вы не утомились, мы РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава можем прямо на данный момент отправиться в путь.

– Я не возражаю, но Один, откуда ты настолько не мало знаешь о нас?

Он улыбнулся, но ответил уклончиво:

– Пойдёмте, по дороге всё объясню.

И мы опять прошли мимо дома, потом пошли повдоль грядок к рощице.

– Мне нравится работать РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава на земле. Это так веселит, когда видишь итог собственной работы, - гласил Один, демонстрируя на ровненькие грядки.

И вот мы опять в рощице. Бен во все глаза рассматривал деревья. Пока мы ожидали владельца дома, денек сменился вечерком, и сейчас листва персиков, казалось, отливала золотом.

– Это декоративные персики, - произнес Один, - вид, вымерший на РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава Земле.

– И такое росло на Земле? – спросил Бен.

– Да, были такие времена, но очень издавна. Стоит вспоминать о том, что кануло в Вечность… Я - ваш гид, идёмте.

И Один ускорил шаг, тем завлекая нас за собой. Мы шли по золотой роще, и я стал улавливать нарастающий шум. Я только мог РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава представить, что это шумит вода.

В один момент рощица осталась сзади нас. Мы вышли к морю! Как оно грандиозно и неподражаемо! Волны быстро неслись к берегу, курчавились, разбивались о камень и отползли вспять, пенясь, чтоб с новейшей силой обвалиться на сберегал. В ритмичности движения волн было РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава что-то чарующее и захватывающее дух.

– Тут крутой склон, - заговорил Один, - но отлично видно море. А там, вон за тем мыском, - он указал на него рукою, - город. Его заглавие Асгард!

– А какой он? – спросил Бен.

– Кто?

– Да не кто, а что! Город?

– Если желаете, мы можем сходу и отправиться РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава туда, - гласил нам Один.

– Только по берегу, - предложил я.

– А ты, Бенедито? – поинтересовался Один.

– Я не возражаю.

– Что ж, идёмте.

Опять Один идёт впереди, а мы за ним. Ни я, ни Бен никогда не лицезрели моря… Тут всё было практически нереально, во всяком случае, так воспринималось. Мы, прожившие в маленьких городках, были РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава заворожены увиденным. По побережью мы дошли до городка. Бен успел погрузиться в воду, сбросив одежку на ходу.

Ни о чем же не хотелось гласить, только слушать шорох растекающейся по песку морской воды, созидать набегающие одна на другую волны. Это так отлично – услаждаться спокойствием, когда тебя переполняет не поддающаяся РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава объяснению удовлетворенность к жизни и всему, что окружает. Бен, искупавшись, догонял нас.

– Не желаю быть назойливым, Николай, но ты не оставишь выбор на этой планетке. Ты пойдёшь далее.

– Почему ты так решил, Один?

– Просто я это вижу по для тебя. Ты можешь приходить сюда, чтоб отдохнуть, но жить… Понимаешь РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, Николай, всё твоё существо стремится к покою и простоте. Тут же ты всё воспринимаешь как что-то мистическое, сказочное. Это ведёт к напряжению. Потому ты будешь находить место более спокойное.

– Ты прав. Для меня тут всё: как калоритные сказочные декорации.

– О, Николай! Как много вы ещё с Бенедито не РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава лицезрели… Есть места, краса которых не может быть передана словами: яркость красок, огромное количество цветов, их насыщенность… Может и сможешь ты когда-нибудь достигнуть этой красы…

– Да, я ещё сильно много не знаю. Мне предстоит обучаться.

– Николай, не зная, где ты уже побывал, и где определён твой выбор РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, попробую предвидеть. Ты остановишься на одной из трёх планет: на планетке Озёр, Розовой, либо, в последнем случае, Мраморной, хотя она очень темна для поэта…, поэта-лирика.

– Один?!

– Я что-то произнес не то?

– Но ведь я не гласил для тебя о том, что писал стихи. К тому же, как поэт, я РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава не состоялся, и …

– Не принципиально, как было воспринято твоё творчество, принципиально, что твоя душа – лирик. И ты прав: для тебя многому придётся обучаться. Извини, если я задену твоё чисто личное, но мне охото дать для тебя один совет.

– Совет?

– Да, ты очень чист и наивен. Мне РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава охото уберечь тебя, если это получится, от непродуманных поступков.

– О чём ты, Один?

– Николай, не всегда мы получаем то, чего страстно хотим. Ты найдёшь место, где поставишь дом. У тебя будет практически всё…, - он чуть приметно колебался, подбирая слова, - но будет неудовлетворённость… вроде бы сказать… в обществе что ли. Не заостряй РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава на этом внимания и не наделай глупостей. Отдайся полностью учёбе и заниям. В этом будет твоё спасение.

– Один, что конкретно ты имеешь ввиду? Мне угрожает какая-то опасность?

– Нет, Николай, для тебя ничто не угрожает. Просто ты непреклонно идёшь к неисправимому.

– Но я не совершенно понимаю тебя, Один…

– Придёт время РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, ты поймёшь всё, вспомнив наш разговор. Как насчёт планет, - он очевидно пробовал поменять тему разговора, - я не очень ошибся, называя их?

– Да нет, на Розовой мы уже побывали с Беном, а вот о Мраморной мне ничего не говорилось.

– Тогда твой выбор падёт на планетку Озёр, ведь на Розовой РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава ты не остался.

– Да, но мне хотелось узреть и другие места, чтоб сделать выбор.

– Какой выбор, Ник? – спросил, догнав нас Бен.

– Невежливо встревать в разговор, а позже, он не Ник, а Николай, - серьезный тон Одина несколько охладил пыл молодого Бенедито.

И вот мы вышли к городку. Все РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава обиды были позабыты. Город этот так необычен! Рядом с маленькими осторожными домиками стояли истинные дворцы! От земли они были от тёмно-малинового до красного цвета, а со второго этажа – белоснежные. Зрелище захватывающее.

– Один, почему они такие цветные? – спросил Бен, кивнув в сторону строений.

– Итак вот устроено. Чем светлее нижний этаж постройки РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, тем позже оно сооружено. С течением времени розовый цвет станет тёмным и сгустится до красного. А то, что верхние этажи из белоснежного, тем и не похож наш город на другие.

– Ты говоришь: «наш город», а сам живойёшь вне его. Почему? – не удержался я.

– Мне спокойнее быть вдалеке от всей этой РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава суеты. А позже, я гласил, что мне нравится жить на земле, обрабатывать все те грядки, собирать сбор… Мне так охото жить, так я и живу.

Мы шли по городку, разглядывая замки, дома и всё, что попадалось.

Люди были одеты большей частью практически как Один, я имею в виду РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава парней. А дамы! … О! Достояние их фантазии неподвластно созерцанию. Мы шли по городку, казалось, тут столько народу, но… очень многие знали Одина! Они приветствовали его кивком ли головы либо просто ухмылкой. Но что меня поразило ещё больше, это то, что мне понятно под заглавием «базар» либо «ярмарка» … Что в РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава этом необыкновенного? Это большая площадь, на которой без всякого упорядочения стоят прилавки. Что тут есть? Всё съестное! А странность вся в том, что ничто не продаётся. Можно подойти и избрать всё, что пожелаешь. Владелец продукта ещё и поможет для тебя избрать либо сложить. Если поинтересуешься, то скажет, как лучше приготовить, чтобы РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава сохранить вкус продукта.

– Можно взять вот этот ананас? – неуверенно спросил Бен, указывая на самый небольшой.

– Естественно, бери, - ответил ему юноша, стоявший за прилавком, его лицо закрывала широкополая шапка.

– Ты можешь избрать и наибольший, - произнес Один, подходя к Бену.

– А что я буду за это должен?

– Ничего, просто поблагодари, и РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава всё.

– Тогда я возьму вот этот, - и Бен протянул руку к плоду среднего размера и, смотря на юного человека, произнес:

– Спасибо, дружище, что позволил взять хоть какой ананас, ты, должно быть, очень хороший.

– Благодарю за тёплые слова, мальчуган, - юноша тыльной стороной руки поднял шапку с глаз РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, немного столкнув её на затылок, и мы узрели зияющее лицо юноши. Он был от всей души рад. Мы пошли далее. По дороге Один растолковал вот что:

– Бенедито по доброте духовной произнес тёплые слова юноше, тем он невольно позволил ему поглядеть на мир вокруг нас.

– Это как так? – спросил я.

– В прошедшем РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава этот парень – вор-карманник. Он прошёл тесты и вошёл в Небесную Страну, но не приобрёл права созидать все её красы. Ему была дана эта шапка в наказание. Из-под её полей он мог созидать только возделываемые грядки и путь от поля до ярмарки, и назад.

– И что, он РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава её никогда не снимает? – воткнул собственный вопрос Бен.

– И не мог бы снять, не набери он определённое ему в наказание число похвал, идущих от незапятнанного сердца. А Бенедито произнес ему сходу три тёплых слова: «спасибо», «дружище» и «добрый» …

– Как длительно он так жил? — поинтересовался я.

– Как длительно - не знаю РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, не пригляделся к нему, но уже не один десяток лет.

– А сколько ему было надо набрать похвал? – любопытство Бена не имело границ.

– Это понятно только Всевышнему, но это число приблизительно равно числу краж.

– Вот это да! А я что, тоже так буду в шапке ходить? Я ведь тоже РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава воровал…

– Бенедито, - спросил Один, - что ты воровал?

– Я-то … - Бен смутился, - хлеб из шкафа и конфеты из комода…

– А почему ты это делал?

– Мне страшно хотелось есть … В особенности когда мы жили с матерью у отца в городке … - Бен поник, окунувшись в мемуары.

Я привлёк его к для себя и произнес:

– Ну РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава не расстраивайся, для тебя в таковой шапке не ходить.

– Это правильно, - подтвердил Один.

Бен смотрел на нас, как на богов, снимающих с него кару. Итак вот, за разговором, мы шли потихоньку по городку.

Один говорил нам что тут есть. В городке было три огромных театра, были и просто подмостки РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава для других представлений, которые давали кочевые артисты. Тут есть и такие. Показал нам Один и дома для путешествующих, но при всем этом сходу оповестил нас:

– Ни в каком из их я не позволю вам тормознуть. Вы – мои гости! И я приглашаю вас в собственный дом. Никаких возражений не РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава принимаю.

Вобщем, возражать мы и не собирались, напротив, были очень рады. Мы все порядком утомились. И Один повёл нас к морю. На побережье раскинулась персиковая роща, и сейчас, когда денек клонился к вечеру, листва деревьев отливала, казалось, золотом. Ветерок, дующий с моря, покачивал листву, и если, немного прикрыв глаза, глядеть РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава через реснички на деревца, то кажется, что огромное количество малеханьких радуг играет переливами в рощице. Это прекрасное зрелище! Мне не хватает слов, чтоб сопоставить это с кое-чем ещё!

Бену не сиделось на месте, хоть и гласил, что утомился, всё же пошёл купаться. Мне же хотелось просто насладиться открывшейся РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава красотой персиковой рощицы и отдохнуть, внимая шуму набегающих на сберегал волн.

Опустившись на мягенькую травку у подножий деревьев, мы с Одином отдыхали, думая каждый о своём. И мне пришла в голову увлекательная идея: планетка зовется «Радужной» не от этой ли игры света в листве персиковых деревьев?!...

Бен купался длительно РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава и вылез из воды только тогда, когда практически совершенно обессилел. Он, пошатываясь, добрёл до нас и тоже погрузился на мягенькую травку. Я сел, опершись о ствол персика, Бен положил голову мне на колени, казалось, что он уснул. А я глядел на море и вслушивался в ритм этого гиганта. Что РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава-то откликалось во мне волнующей мелодией, мне хотелось это состояние запечатлеть стихом, но ничего не выходило. Тогда я отдался воле эмоций и слушал странноватое волнующее звучание мелодии, внутри себя ли, либо идущее от моря – не знаю.

Сгущались сумерки, и мы возвратились в дом Одина: подумав, все сходу оказались РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава во дворе дома.

На Радужной мы оставались подольше, чем на Розовой. Мы помогали Одину работать на его грядках. Чтобы мы не выделялись в городской массе, Один перекроил на нас одежку на собственный лад. Работая в огороде, мы одевали такие же хитоны, что и Один. Бена это забавляло. А когда РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава прогуливались в город, переодевались в более обыкновенные, в отличие от Одина, одежки, но роскошные. Бен очень хохотал, лицезрев меня в бирюзовом облачении, мягко спадавшем к ногам и обнажавшем правую руку и плечо. А позже, получив сам схожую одежку, рассматривал себя. На нём было подобие хитона: мягенькая белоснежная РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава ткань, скреплённая на плечах, волной спускалась вниз и перехватывалась узеньким пояском, и дальше лёгкими складками создавала подобие юбки. Всё это было выше колен. Бен хохотал:

– Что я – девчонка, что ли, в юбке ходить, и где это видано? Вот бы мать увидела, что б она произнесла? Как ты думаешь, Николай? - За то время РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава, что мы жили у Одина, Бен опять стал звать меня полным именованием.

– Не знаю, что для тебя произнесла бы мать, но ты выглядишь отлично. Ты ведь лицезрел, что такую одежку носят все мальчишки в городке.

– Созидать - лицезрел, но не задумывался примерять её на себя.

– Один, что ты решил показать РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава нам сейчас? – спросил я, ибо собирал он нас в город особо кропотливо, продумав одежку: фасон и цвет.

– Сейчас мы поглядим одно из представлений кочевых артистов. Думаю, вам понравится.

И вот мы в городке около одной из открытых площадок: малость возвышенная каменная сцена полукругом, напротив её, тоже полукругом, зрительные места РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава: узкие резные лавочки из дерева с комфортными спинками.

Меж сценой и зрительскими местами круглая площадка, в центре которой треугольный бассейн с фонтаном. Вокруг бассейна посреди зелени травки хаотично вырастают цветочки: вьющиеся розы. Они то переплетаются ветвями, соединяя розовые цветочки с белоснежными, то сами по для себя РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава – одиноки. Несколько веток распростёрлись по воде бассейна. На данный момент фонтан не лупил, но когда все разойдутся, из центра бассейна взметнётся ввысь струя воды, поддерживаемая снизу более маленькими фонтанчиками – создаётся своя гармония.

Зрителей было мало, и мы заняли отличные места. Над сценой был натянут купол из материи, разрисованной декорациями. На РОМАН, НАПИСАННЫЙ ПОД ДИКТОВКУ 8 глава их была изображена часть дома: открытое окно и веранда, обвитая лианами хмеля, шишечки которого проступали светлыми бликами на фоне тёмно-зелёной листвы, а справа от дома – сад.

Бен смотрел зачарованно на эту сцену и от нетерпения комкал руками подол собственной одежки. Один, коснувшись его рук, мягко произнес:


romanovskaya-mariya-anatolevna-uchitel-logoped.html
romans-v-proze-chehova-referat.html
romanskaya-arhitektura-vo-francii-puti-razvitiya-osnovnie-shkoli.html