РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ

Воззвание Ромена Роллана (1866–1944) к жизни и философии Рамакришны сначала смотрится необычным и не поддающимся объяснению. Почему известный уже писатель, глубочайший знаток музыки и итальянской живописи, создатель исторических драм и теоретик театра – рафинированный эстет и европеец до мозга костей вдруг начинает углубленно учить жизнь деятелей чуждой ему культуры, которую в те РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ времена большая часть даже образованных людей склонны были считать отсталой?

Но ответ на этот вопрос отыскать не так трудно, как это кажется на 1-ый взор. Если пристально всмотреться в духовную биографию Роллана, проследить за эволюцией его публичных взглядов и эстетических мыслях, то его энтузиазм сначала 20‑х годов к исследованию РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ индийской истории и философии покажется полностью естественным и логичным.

Р. Роллан родился в 1866 году в семье нотариуса и получил блестящее гуманитарное образование в парижской Эколь Нормаль. К 30 годам он успел защитить две докторские диссертации: о ранешном европейском музыкальном театре и о поздней итальянской живописи. Потом была преподавательская работа в Сорбонне РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, фуррор первых же поставленных пьес, суровые теоретические работы о театре. В 1903 году Роллан выпускает свою первую художественную биографию – книжку «Жизнь Бетховена». Она имела большой фуррор: говоря о собственном возлюбленном композиторе, писатель отыскал особую, личную интонацию, которая выделила эту биографию из ряда ей схожих. «Жизнь Бетховена» – это не просто РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ описание земного пути 1-го из самых выдающихся композиторов в истории населения земли, это сначала глубочайшие размышления самого Роллана о философии искусства, о природе творческого дара, о пути творца в часто агрессивном ему мире.

Нельзя сказать, что Ромен Роллан был создателем жанра философской биографии: до этого в схожем ключе выпускали РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ свои книжки Босуэлл и Стендаль, сразу с Ролланом – Честертон и Цвейг. Но Роллан вобрал в себя все наилучшее, сделанное его предшественниками, и выработал собственный особый способ и стиль. Так же написаны и биографии Микеланджело (1907) и Толстого (1911) – личностей, глубоко волновавших писателя.

В эти же годы Роллан делает главное свое РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ произведение – десятитомный роман «Жан‑Кристоф», который повествует о творческом пути композитора Ж.‑К. Крафта, не принимавшего непристойность окружающей его жизни и бросившего вызов закоренелым канонам творчества и законам людского общежития. По собственной художественной силе этот роман можно поставить рядом с такими произведениями о судьбе Художника, как «Доктор Фаустус» Томаса Манна либо РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ «Луна и грош» Сомерсета Моэма.

1-ая глобальная война потрясла писателя. Веруя в разум, прогресс, духовность, он не мог принять и разъяснить то, что творилось на полях схваток Европы, которая казалась оплотом гуманизма, высшей точкой развития науки, философии и искусства. Как и большая часть его современников, Р. Роллан РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ воспринял эту войну как самое трагическое событие во всей истории населения земли. Он интенсивно занимается публичной деятельностью, пишет статьи, призывающие закончить глупую бойню. Как раз тогда зарождается его энтузиазм к ненасильственным формам решения политических и публичных заморочек, характерным философии и культуре Индии.

В 1923 году выходит его книжка о Махатме РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ Ганди, потом следуют биографии Рамакришны (1929) и его ученика Вивекананды (1930). Как и до этого, Роллан употребляет для их написания различный и обеспеченный материал: книжки, статьи, беседы с приверженцами учения о ненасилии. Под его пером появляются образы обычных, но поистине величавых людей, воссоздается их окружение, историческая обстановка, дополняемые экскурсами в прошедшее и беллетристическими вставками РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ. Сам Роллан пишет, что его книжки не о людях, а о «душах‑вселенных», которые «соткали одежку для тех, кто прогуливается нагим» и «выпряли нить Ариадны, которая ведет нас по извилинам лабиринта».

В 1-ые десятилетия XX века искренний и суровый энтузиазм к Востоку еще только зарождался посреди западной интеллигенции РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ. Всем еще памятны были слова, произнесенные Редьярдом Киплингом: «Запад есть Запад, Восток есть Восток – и совместно им не сойтись». Но уже близко было время, когда Восток собственной 2-ой духовной родиной ощутят Герман Гессе и Альберт Швейцер, Эзра Паунд и Леопольд Стафф… И посреди этих выдающихся поэтов и РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ мыслителей достойное место занимает Ромен Роллан с его книжками о Тех, Кто лицезрел мир без войн и насилия.


[1]«Катхамрита» – жизнеописание Шри Рамакришны, ориганальный текст на бенгальском языке. Перевод Е. К. Бросалиной.

[2]Предупреждаю евро читателя, что в этом рассказе о детстве я специально отказываюсь от собственной критичной личности (но она всегда РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ бодрствует на пороге). Я становлюсь голосом предания, флейтой под пальцами Кришны. Для нас принципиальна в этом случае не беспристрастная действительность фактов, а личная правда пережитых воспоминаний. Они‑то и составляют реальную ткань этого повествования. Кто желает распустить пряжу Пенелопы, отыщет только пустой станок. Меня интересует мечта, расцветающая под пальцами прилежной РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ пряхи. Величавый представитель науки указывает нам пример: Макс Мюллер, оставаясь верен критичным способам Запада и признавая совместно с тем другие формы мышления, попросил Вивекананду письменно поведать жизнь Парамахансы и с педантичной точностью выложил этот рассказ в собственной драгоценной книжке. Он считает, что прием диалога, либо «диалектики», как он РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ его именует, в отношении событий, виденных и пережитых современниками, преломление реальности в сознании правдивых свидетелей есть нужный элемент истории. Всякое зание реальности есть преломление ее в чувствах и сознании человека. И как следует, всякое честное отклонение есть действительность. Дело критичного разума – найти степень этого отличия и угол зрения свидетельствующего. Но РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ он всегда должен считаться с отражением реальности в искажающем зеркале людского восприятия.

Парамаханса – большая птица, высоко летящая (практически – индийский гусь. Но этот вид в Индии не соответствует европейскому гусю). Слово это, значащее «мудрый и святой», обычно сопутствует имени Шри Рамакришна.

[3]Индийские легенды прославляют не одно безгрешное зачатие.

[4]Чайтанья (1485–1553), выходец РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ из семьи бенгальских брахманов, приобретя славу ученого‑богослова и знатока санскрита, отряхнул останки устаревшей, скованной формализмом религии и пошел по дорогам проповедовать новейшую веру любви, основанную на магическом слиянии с богом. Эта вера братски обращалась ко всем – к мужикам и дамам всех религий, членам каст и стоящим вне РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ их, к мусульманам, индусам, отверженным париям, ворам, падшим дамам, которых ее горячая известие соединяла воединыжды, очищала, обновляла.

Это было истинное просыпание, которое уже больше века предсказывали волшебные песни певцов‑поэтов. Самым узким из этих певцов и самым искренним был Чандидас, бедный жрец полуразрушенного храма в Бенгалии, влюбленный в молоденькую крестьянку, которую РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ он воспел на магический лад в целом ряде маленьких бессмертных поэм. Во всей сокровищнице европейских «Lieder» не найдется ничего подобного этим божественным элегиям по трогательной красе. Аристократ Видьяпати, вдохновительницей которого была королева, в собственном утонченном искусстве достигнул того же совершенства, как гениально обычной Чандидас, но его напевы более РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ отрадны. (Выражаю пожелание, чтоб какой‑нибудь реальный поэт Запада пересадил эти поэмы в наш цветник. Нет любящего сердца, в каком они не расцвели бы вновь.)

Ученики Чайтаньи распространили эти поэмы по всей Бенгалии. Они прогуливались из селения в селение, танцуя, распевая в новейшей манере, именуемой киртана, песни РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ о Странствующей супруге, Людской душе, ищущей божественной любви. Лодочники с Ганги, фермеры, повторяли слова желаний о пробудившейся душе, мелодическое эхо которых еще звучит в поэзии Тагора (в особенности в «Садовнике» и в «Гитанджали»).

Детские мечты Рамакришны были увлечены этими киртанами. Он упивался молоком музыки вайшнавинов, и можно сказать, что РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ сам он, всей собственной жизнью, стал наилучшей, богатейшей из этих поэм.

См. в «Листьях Индии», читраистском издании (изд. С. A. Hogmann. 20, Rue Mathias, Boulogne sur Seine, 1928), 1-ая тетрадь – потрясающую статью К. М. Pannikkar, «Религиозное движение в Индии в средние века», пер. Дюгара, и очерк Тапанмохана Чатерджи «Древние магические песни Бенгалии», пер. Мадлены РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ Роллан, где имеется малая, отлично подобранная антология из произведений Чандидаса, Видьяпати и других.

О связи поэзии Тагора с старыми поэтами Бенгалии см. Maujuial Dane, La poesie de Rabindranath Tagore, 1927:

«Тагор не переставал восторгаться поэтами‑вайшнави‑нами и считал их своими учителями, в особенности Чандидаса, Видьяпати и РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ позже Чайтанью…»

[5]Письмо ученого последователя Рамакришны, издавшего его Евангелие (Mahendranath Gupta), освещает некие моменты.

Рамакришна знал величавых поэтов, но в большинстве случаев в пользующемся популярностью переложении для представлений народного театра, именуемых «джатра» (вроде тех, в каких он ребенком играл роль Шивы). Он восторгался Чайтаньей, в особенности в период после 1858 года. В РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ конце концов он стал отождествлять себя с ним. В одной из первых бесед с юным Нарендрой (Вивеканандой) он заявил, к полному недоумению юного человека, что он был Чайтаньей в одном из прошлых собственных воплощений. Он много содействовал просыпанию позабытого в Бенгалии магического чувства, характерного Чайтанье.

[6]Рамакришна был РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ четвертым из пятерых малышей.

[7]Шудра – 4-ая из 4 главных каст, которая сначало состояла из рабов.

[8]Тут были безумцы Писания, в каком правило одно слово: ОМ.

Были такие, которые танцевали и, корчась от хохота, орали «браво!», издеваясь над обманчивой видимостью мира. Другие, совсем нагие, питавшиеся совместно с псами объедками нищих, совсем не РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ лицезрели различия меж одной формой и другой и ни к чему больше не были привязаны. Тут происходили магические и вакхические хороводы «тантриков». Молодой Рамакришна следил их – позднее он не без юмора обрисовал все это – внимательным и взволнованным взглядом, время от времени очарованный, время от времени полный омерзения.

[9]Храм существует РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ и доныне. Комната Рамакришны, в северо‑западном углу двора, на данный момент же за двенадцатью храмами Шивы, была с полукруглой верандой, с колоннами, подпиравшими крышу, выходившую к Ганге с западной стороны. На большенном четырехугольном дворе помещался зал для музыки и священных представлений. По краям были размещены комнаты для РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ гостей, кухни для их и для богов. С восточной и северной стороны простирался расчудесный, с 2-мя прудами, тенистый сад, кропотливо разделанный, полный цветов и благоухания. Подальше мы лицезреем сейчас группу из 5 священных деревьев, посаженных по желанию Рамакришны и ставших известными под именованием Панчавати. Тут он проводил целые деньки, размышляя РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ и беседуя с Мамой. Рядом шумит Ганга.

[10]В это символическое изображение Рамакришна позже вложил превосходный смысл:

– Население земли должно умереть для того, чтоб проявилось божество. Да и божество должно, в свою очередь, погибнуть, чтоб уступить место высокому проявлению – другими словами осуществлению Абсолюта. «И вот на теле погибшего божества всеблагая Мама пляшет РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ собственный небесный танец».

[11]Камалаканта.

[12]В северо‑восточном углу храма.

[13]Я использую три его рассказа, в общем похожие и дополняющие друг дружку некими штрихами.

[14]В тексте числится практически: «Я растерял все свое естественное сознание». Эта деталь имеет значение, потому что из предстоящего явствует, что другое сознание, внутреннее, напротив РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, добивается при всем этом высшего развития.

[15]Шри Рамакришна, The great Master, vol. 2, by Swami Saradananda (размещено Ramaakrishna Math в Миланпурe, Мадрас, 1920). Шарадананда, погибший в 1927 году, был близок с Рамакришной, он один из больших представителей религиозной и философской Индии. Написанная им биография, к огорчению не оконченная, является более увлекательной и достоверной.

[16]Тереза РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ тоже за минуту последней духовной вялости ощущает приближение Невидимого как в один момент нагрянувшее наводнение: как будто море поглощает ее. Только позднее грозные внушения Сальцедо и Гаспара Даза принуждают ее – ценой каких мучений! – водворить безграничное в пределы Христова тела.

В остальном движение экстаза Рамакришны совпадает, как оно и должно РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ быть, с обычным процессом всех «откровений» (см. богатую коллекцию документов, собранных Starbuck, под заглавием «Psychology of Religion» и использованную В. Джемсом). Практически всегда оно имеет ио ходной точкой состояние изнеможения, тоски. Отчаяние, разбивающее прежнее «я», – это дверь, ведущая к новенькому «я».

Замечательно еще то, что момент прозрения РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ нередко связан с «фотизмом» (световые явления) и морским приливом. См. на с. 215–216 книжки Вильяма Джемса «Многообразие религиозного опыта» (франц. пер. Ф. Абози, 1906) прекрасный рассказ о видении президента Финнея:

«…Волны любви одна за другой наталкивались на меня… волны эти, вздымаясь все выше и выше, переливались через мою голову… Я орал: „Если так будет РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ длиться, я умру“… позже я произнес: „Господи, я не могу больше вытерпеть“. Но я нисколечко не страшился погибели. Я был так счастлив, что не мог больше жить».

См. также рассказ величавой мистички, которую следил и обрисовал Т. Флурнуа.

[17]Он не щадил также собственных покровителей, чья постоянная дружба защищала его РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ от всех нападок. В один прекрасный момент, когда благочестивая богачка, основоположница храма, Рани Расмани, рассеянно молилась, Рамакришна прочел фривольные мысли, бродившие в ее голове, и на публике отдал ей пощечину. Всеобщее возмущение. Но Расмани остается размеренной. Она великодушно считает, что справедливо наказана божественной Мамой.

[18]Позже он в течение 6 месяцев РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ был «гопи» (пастушкой), влюбленной в Кришну.

[19]Процесс этих перевоплощений очень увлекателен. До того как стать Рамой, он приступает к предварительным работам, становится теми, кто служит Раме. Начинает он с самого умеренного, с Ханумана. Тогда (как он считает, чтоб наградить его) ему является Сита. Это 1-ое его РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ истинное видение наяву. Все его следующие видения пройдут те же этапы развития: поначалу он лицезреет образы вовне, позже они растворяются в нем, и, в конце концов, он становится ими. Тут мы смотрим воочию творческий акт, естественное движение его поразительной превосходной возможности воплощения. Он одномоментно олицетворяет свою идея и прямо за тем на РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ данный момент же воплощает этот образ. Представте, что вы находитесь в самой лаборатории творчества Шекспира и видите, как будто на кинофильме, как создаются его образы.

[20]Я не скрою, что, дойдя ранее места биографии Рамакришны, я закрыл книжку и, может статься, не скоро раскрыл бы ее вновь, если б я РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ не знал по неким словам, по неким лучистым поступкам его следующей жизни о верхушках мудрости, которых я достигнул. Сейчас, когда я сделал весь подъем полностью, мне понятны те небезопасные, головокружительные дороги, по которым пришлось для этого идти.

[21]Члены Общества Брахмы. (Примеч. ред.)

[22]Ганди, очень отлично – по собственному опыту – знавший РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ детские браки и сохранивший на всю жизнь жгучее и зазорное воспоминание об этих ранних опытах, в особенности энергично выступал против их. Но он признает, что в редчайших случаях, у людей избранных, добросовестных и религиозных, этот обоюдный обет, данный в ранешном детстве, приносит незапятнанные и благодатные плоды РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ. Он отвлекает их мысли от других искушений, от больных привычек отрочества. Он присваивает союзу нрав братской святости. Понятно, каким верным другом была для Ганди на томном пути его жизни малая девченка, связанная с ним судьбой.

[23]фамилии Мукхопадхьяя, потом популярная под именованием Шарададеви.

[24]У коренных индусов есть расчудесный обычай именовать РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ мамой всякую даму, хотя бы она была намного молодее их.

[25]В течение 6 лет, как он убеждает.

[26]В 1861 году погибает его покровительница Рани Расмани. К счастью, зять ее Матхур‑бабу остается ему верен.

[27]Я принужден для удобства изложения употреблять эти двусмысленные понятия: Восток и Запад. Но я бы желал, чтоб читатель, как и РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ я, различал несколько категорий Запада. Что все-таки касается Востока, значащего в принятом смысле Восток Ближний, семитический, то, по‑моему, он еще далее по духу от Индии, чем время от времени Запад, славянский, германский и северный. В этом месте моего изложения, употребляя слово «Запад», я имею РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ в виду те величавые арийские племена Европы и Америки, которые в собственном продвижении на запад оторвались от общего индоевропейского ствола.

[28]Я нисколечко не отрицаю наличия у индусских мыслителей и другого метода постижения Абсолюта. Но даже их лишенная вида Адвайта не совершенно лишена жгучей печати интуиции. Если лишенное вида освобождается от сетей РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ видимости, то можно ли утверждать, что оно не приобретает некоей загадочной осязаемости? Не носит ли его проявление нрава моментального прикосновения?

[29]Я заимствую эту сводку мыслях из мастерского вступления Шарадананды к его книжке «Шри Рамакришна».

[30]Среди многих других, главные из которых я укажу во 2-ой части этой книжки, посвященной философскому РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ и религиозному учению Вивекананды. Там я отведу существенное место основным йогам Индии.

[31]Neti («не то») – таково конкретно определение Брахмана в Упанишадах. См. в христианской мистике: Св. Дионисий Ареопагит. «Трактат о магическом богословии», гл. V (о том, что Верховный Создатель познаваемых вещей не является ничем из того, что может РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ быть постигнуто разумом), где ученый‑богослов собирает на одной страничке различные отрицания для определения бога (Oeuvres de St. Denys Areopagite, traduites et presentees par Mgr Darboy, rendition de 1887, pages 285–286). Во 2-м томе истинной книжки я вернусь к этому параллелизму меж 2-мя мистиками: индуистским и европейским.

[32]См. приложение I.

[33]Саньясин значит: «тот РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, кто все отринул, отказался от всех мирских желаний» (определение Макса Мюллера); «тот, кто не любит и не ненавидит» (определение Бхага‑вадгиты). Дама, о которой речь идет, еще не достигнула, как Учитель увидит потом, этого божественного безразличия.

[34]Эта встреча, овеянная доверчивой красотой «Тысячи и одной ночи», вызвала недоверие европейских историков РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, склонных, как Макс Мюллер, созидать во всем эпизоде с Бхайрави только знак психической эволюции Рама‑кришны. Но личность этой духовной руководительницы в протяжении 6 лет, проведенных ею совместно с Рама‑кришной, выявляется так рельефно (и не всегда в ее пользу), что нереально колебаться в действительности этого дамского, со РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ всеми его слабостями, вида.

[35]Культ Вайшнава был в большей степени культом любви. Рамакришна тоже принадлежал к семье вайшнавинов.

Как понятно, Вишну, до этого бог солнца, основал свое владычество над миром еще благодаря своим превращениям, из которых главные – Кришна и Рама. Конкретно к этим двум божествам, как указывает его имя, поближе РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ всего стоит Рамакришна. И сам он потом будет почитаться как новое воплощение Вишну, как аватара, подлинный богочеловек.

[36]Здесь я снова‑таки ссылаюсь на книжку Шарадананды. См.: Рюисбрук, De orriatli spiritalium nuptiarum: «Выходите». Это гласит бог… Он гласит во мраке духу, который растворяется и исходит… Нужно затеряться в священном сумраке РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, где удовлетворенность высвобождает человека от него самого и больше уже не находит себя вопреки законам людской природы. В пучине мрака, где любовь зажигает огнь погибели, я вижу зарю нескончаемой жизни… Благодаря этой обширной любви нам дается удовлетворенность умереть для самих себя и выйти из кутузки, растворившись в РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ океане субстанции и жгучей тьме (III, 1, 2, 4 и в других местах. Перевод Эрнеста Элло).

[37]Но его «я» задержало бы его на завершающем шаге дороги – на перекрестке, где нужно расстаться с личным богом и его любовью. А его духовная мама Бхайрави также не спешила подтолкнуть его вперед. Оба они подсознательно отворачивались РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ от отвратительного созерцания, от последней пропасти – от Безличного.

[38]Величайший современный мыслитель Индии Ауро‑биндо Гхош реабилитировал путь тантр, на который была брошена тень из‑за допущенного преломления неких его способов. Заклеймив эти преломления, он вернул его начальный смысл и показал его величие.

В отличие от других ведических доктрин, согласно которым богом является РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ Пуруша (сознающая себя душа), целью – зание, богом тантры является Пракрита (энергия, душа природы), а целью – полнота обладания. Заместо того чтоб бежать от природы, тантра борется с ней и завладевает ею. Это дионисийское начало и противоположность началу Аполлонову… Небезынтересно знать, что Рамакришна, единственный из всех йогов Индии РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, соединил внутри себя оба эти дополняющие друг дружку начала.

[39]Этот эффект долгого экстаза, вызываемый неизменным притоком крови, есть в Индии обыденное явление, согласно наблюдениям йогов. И потом мы увидим, что Рамакришна с первого взора на грудь посвятившего себя богу человека определял, в какой мере он прошел испытание божественным огнем.

[40]Достойно внимания, что РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ Рамакришна, очень даровитый в области поэзии и искусства, не имел ни мельчайшей склонности к арифметике (совершенно другой склад разума у Вивекананды, который, будучи в таковой же мере художником, соображает и любит четкие науки).

[41]Ему тогда было 28 лет.

[42]Адвайта (лишенный двойственности) – это самая четкая, самая абстрактная форма РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ Веданты. Она всходит до Упанишад и даже еще далее. Величайшим ее представителем в VIII веке нашей эпохи был Шанкара, к которому я еще вернусь в моем изложении. Это абсолютное отрицание двойственности. Существует одна‑единственная действительность, исключающая всякую другую действительность. Ее имя не имеет значения: бог, бесконечность, абсолютное, Брахман, Атман – не РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ все ли равно? Ибо эта действительность не обладает ни одним качеством, которое содействовало бы ее определению. На всякую попытку такового определения Шанкара (как и Дионисий Ареопагит) имеет один ответ – «нет, нет». То, что кажется имеющимся (мир наших эмоций и нашего разума), все есть то же единое абсолютное, но неверно порожденное РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ незнанием (Авидья). Под воздействием Авидьи, которую Шанкаре и всей его школе очень тяжело как надо разъяснить, Брахман воспринимает различные имена и различные формы, которые просто являются несуществующими. Единственно имеющееся в этом потоке призрачных «я» – это истинное Я, Параматман, Единый. Для его заслуги добрые дела никчемны; самое большее РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, они содействуют образованию атмосферы, подходящей для неожиданного явления зания. И только это зание – и притом конкретное – может возродить душу и спасти ее (Мукти). Так противополагается греческому yvohu Dmmov («познай самого себя») – «зри себя и будь собой» величавых индусских последователей Веданты, tat twam asi («ты еси это»).

[43]По‑прежнему возлюбленной Кали РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ.

[44]Здесь идет речь, естественно, не о грубом самогипнозе курицы, впадающей в оцепенение перед чертой, проведенной мелом на освещенной солнцем дороге (я читаю в идей моего неуважительного западного читателя). Интеллектуальная операция, описанная Рамакришной, – это строгая сосредоточенность, не исключающая, а, напротив, предписывающая бесжалостный критичный анализ.

[45]Вот как осуществляется методом экстаза то движение РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ духа, которое мы выше приводили, цитируя комментарий Рамакришны к танцу Кали на теле Шивы. «Надо, чтоб население земли погибло… И боги, в свою очередь, должны погибнуть», до того как дух достигнет абсолюта.

[46]Впоследствии Рамакришна в кругу юных людей говорил о собственном восхождении. Д. Г. Мукерджи, воспринявший эти рассказы РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ из уст 1-го из первых учеников Рамакришны, воспроизвел в сжатом виде – не семь замков, а семь долин экстаза и размышления – и вложил их в уста Рамакришны в собственной прелестной книжке «The face of Silence» («Лик Молчания»), изд. 1926 г., с. 153 и ел. К огорчению, исключительная талантливость создателя и восторженность его воображения побудили РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ его при «сочинении» этого блестящего произведения отступить от методов выражения, а в неких местах – и от методов мышления Рамакришны. «Ramakrishna Mission», грозный страж подлинной и испытанной традиции, заявила протест по поводу допущенных Д. Г. Мукерджи вольностей. Не замалчивая этих возражений, я решил, что не следует лишать евро читателя РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ этого восхитительного текста, который передает, во всяком случае, блики магического просветления индусов. Он достоин потому занять место в священной книжке о странствиях Души, рассказанных нашими величавыми католическими духовидцами Запада. Читатель отыщет его в приложении II в конце этой книжки.

[47]Название секты, к которой принадлежал Тотапури. (Букв, «обнаженный РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ». Членам секты предписывалось не носить одежку. – Примеч. ред.)

[48]Мукерджи.

[49]Махендранатх Гупта.

[50]Во время нескольких путешествий, предпринятых им потом в обществе Матхура‑бабу, он очень стремительно утомляется, не может идти, его приходится нести.

[51]Я рассказываю, начиная с того момента, когда ему удалось в конце концов связать воедино, в одном центре, Брахмане, все РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ нити форм и судеб. Ибо до тех пор он отдавался каждой из их по очереди.

[52]Последние штришки этого портрета взяты из мемуаров еще живого очевидца, Махендранатха Гупты (см.: Prabuddha Bharata, март 1927 г., и The Modern Review, май 1927 г.).

[53]Психофизиологическая система воспитания нашего времени могла бы кое‑что взять в долг РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ от этих способов, приучавших учеников к размышлению поначалу на комфортных стульях, позже равномерно на более жестких и, в конце концов, на нагой земле либо равномерно упразднявших одежку и еду до полного оголения и последних лишений; потом, после этих предварительных приемов, ученики рассылались по всей земле – поначалу совместно с РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ товарищами, позже поодиночке – до окончательного поражения любых связей, привязывающих человека к миру видимого.

[54]Шакти тут понимается как эманация божественной энергии, как излучение Брахмана.

[55]Уход Тотапури относится к концу 1865 года. Может быть, что конкретно он отдал отпрыску Кудирама получившее сейчас известность имя Рамакришна, после того как приобщил его к РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ Саньясе (см.: Saradananda Sadhakabhava, с. 285).

[56]Пракрита – это энергия, душа природы, творческая воля, действующая во Вселенной (определение Ауробиндо Гхоша, который противополагает ее «молчаливому и бездеятельному Пуруше»).

[57]Сравните этот текст с другим, существеннейшим, наименее известным, но еще больше восхитительным, который открывает смысл его культа богини Кали, глубочайшее чувство Единства, скрытое под заавесью кажущегося РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ язычества.

«Кали» – это то, что вы называете Брахманом. Кали есть начальная энергия (Шакти). Когда она бездеятельна, мы называем ее Брахманом. Но когда она проявляет себя в созидающей, сохраняющей, разрушающей деятельности, мы называем ее Шакти либо Кали. Тот, кого вы называете Брахман, тому я даю имя Кали. Брахман РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ и Кали нисколечко не отличны друг от друга, так же как огнь не отличен от горения. Когда думаешь об одном, нельзя не мыслить о другом. Принять Кали – означает принять и Брахмана. Принять Брахмана – означает принять и Кали. Брахман и его власть тождественны. Это то, что я называю Шакти либо Кали. (Беседы РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ Рамакришны с Нарендрой Ви‑веканандой и Махендранатхом Гуптой по поводу теории Шанкары и Рамануджи, размещенные в «The Vedanta Kesari», ноябрь 1916 года.)

[58]Мы не притязаем тут на изложение глубочайшей и тотчас очень сложной метафизики Веданты. Полезно будет, но, дать европейскому читателю хотя бы общее понятие о 2-ух РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ основных ее направлениях.

Шанкара – величайший философ Индии – жил во 2-ой половине VIII века нашей эпохи. Он был первым, и притом превосходным, представителем брахманистической мысли, объявившим войну мысли буддийской, от которой в известной степени сам был несвободен. Он проповедовал абсолютный монизм, единственную Действительность Брахмана, «бесподобного» (Адвайта), единую Субстанцию – единую причину, если ее можно РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ так именовать, ибо ее так именуемые следствия – видимый мир и личные души – есть только совокупа призрачных, феноменальных конфигураций.

Никчемно стремиться, как учат буддисты, к постепенному завоеванию Абсолюта, ибо всякое движение личного разума равно нулю. Заавесь, за которой прячется ослепительное единое, может и должна свалиться сходу. Как ни ужасна РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ эта пучина Одного, в какой исчезает весь мир, ее привлекательная сила для индуистской мысли была непомерна. Она существует и по сие время, не претерпев никаких конфигураций. Это обосновывает, что она есть эманация самой индуистской мысли. Шанкара был ее подлинным выразителем.

Но только избранные мозги могли стопроцентно понять этот рожденный Гималаями РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ эталон безличного Абсолюта. Персональная душа не замедлила предъявить права на действительность собственного существования. После безраздельного триумфа в IX и X веках учения Шанкары знамя религиозного мятежа было поднято в XI веке в Тамиле и, распространившись на Кашмир, перекинулось в южную Индию, где отыскало собственного неоспоримого вождя РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ в лице Рамануджи, первосвященника (либо святого Альвара), который занимал патриарший престол в Шрирангаме, в Тричинополи (XIII век) (Я беру дату, обозначенную К. М. Панниккаром. П. Массон‑Урсель относит патриаршество Рамануджи к XII веку (ср.: Masson‑Oursel P. Esquisse d'une histoire de philosophic indienne, 1923; Pannikkar К. М. Mouvement religieux dans I'lnde РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ au moyen‑age (Feuilles de I'lnde, 1928).). Не порывая с монизмом Шанкары, он вновь включил в него население земли. Основанием его учения были величавые слова Кришны из Бхагавадгиты:

«Так же, как Мой слуга не может жить без меня, его высшей цели, так и Я не могу жить без РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ него. Означает, воистину он есть Я».

Это значит утверждение того, что если бог тождествен с каждой персональной душой, которая есть только его проявление, то эти проявления так же реальны и нужны богу, как бог нужен для их. Это утверждение вкупе с тем положило основание известному способу бхакти РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ – непрерывному любовному диалогу меж душой и богом, которым в течение многих веков упивалась Индия, в особенности Бенгалия, после того как в XIV веке ученик Рамануджи – Рамананда – принес божественное слово в Бенарес и проповедовал его на ординарном языке людям всех каст и верований. Величавый Кабир, магометанский поэт‑ткач, песни которого РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ открыл Европе Рабин‑дранат Тагор, был учеником Рамананды. От него начинается длинноватая цепь мыслителей и поэтов‑мистиков, которая через Тулси Даса и Чайтанью приводит к Рамакришне. Лапидарное изречение Рамананды: «Кто возлюбил бога, есть часть его» – могло бы служить эпиграфом к учению Рамакришны и красоваться на дверцах его монастырей (матхов).

[59]Так РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ создалась целая лестница природы, находящейся в нескончаемом движении, в нескончаемом становлении, в непрестанном процессе подъема, – в какой Макс Мюллер, а после него и Вивекананда лицезрели начало теории эволюционизма.

[60]Была в один прекрасный момент куколка из соли, которая сошла к морю с намерением измерить его глубину. Она держала в руке морской РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ лот. Подойдя к берегу, она предалась созерцанию могучего океана. Ранее момента она продолжала оставаться соляной куколкой. Но едва она сделала один шаг вперед и поставила ногу в воду, как соединилась в одно с океаном и пропала в нем… Соль, из которой она была изготовлена, появилась из океана, и РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ вот она возвратилась в океан… Соляная куколка не может возвратиться к нам, чтоб поведать о глубине океана («Евангелие Рамакришны», с. 91).

[61]Заметьте, как эта матафизика абсолютного в Адвайте приближается к неким доктринам досократовой Греции – к «Неопределяемому» Анаксимандра Ионического, из которого вышло, отделившись, все сущее, к Одному без подобия Ксенофана и элеатов, из РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ которого исключено всякое движение, всякое изменение, становление, всякая множественность, являющиеся обычной иллюзией. Еще до наших дней не восстановлена непрерывная цепь мысли, связывающая мыслителей Индии с первыми творцами эллинской философии.

[62]Я опираюсь тут на его беседы 1882 года – как следует относящиеся к концу его жизни и резюмирующие его мысли РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ.

[63]В Индии личный бог нередко понимается как начало женское: Пракрита, Шакти.

[64]Сравните с ролью отпрыска в христианской мистике: «Сияние моей славы, любимый сын» (это гласит бог).

«Сын, в твоем лице невидимое зримо».

«Видимым становится то, что я еемь божество, и твоей рукою я исполняю мою волю».

«О 2-ой Всевластный…» Мильтон РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ. Потерянный рай, VI, 680.

Эти слова были бы сказаны Рамакришной – кроме разве слова «второй», которое подчиняет Высшей воле ее выражение. Да и та, и другое идиентично всемогущи. Бог Мильтона, как и Брахман Рамакришны, будучи абсолютным, невыявляющимся, не может действовать, он только желает, а отпрыск его является Демиургом, богом творящим, богом действующим РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ (как у Рамакришны – Мама). Отпрыск – это слово, он гласит, движется, проявляет себя. Бог же абсолютный – невидим.

Fountain of light, thyself invisible…

(Источник света, сам незримый…)

Потерянный рай, III, 374.

Он неосязаем и непостижим. Он недвижим и, но же, вездесущ: ибо он все.

«…Могущественный Отпрыск явился и занял место рядом с РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ папой нескончаемым, ибо он (отец) также ушел невидимый и вкупе с тем остался – таково преимущество Всесущего…» (Потерянный рай, VII, 588). (См.: Denis Saurat, Milton et ie materialisme chretien en Angleterre, 1928.)

Сродство обеих мистик разумеется и естественно. И та и другая пришли с востока. Обе, если глядеть еще обширнее РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ, породил человечий мозг, способности которого ограниченны.

[65]Акт, обусловливающий ряд поочередных рождений.

[66]Gospel of Sri Ramakrishna (Евангелие Рамакришны). According to M a son of the Lord and disciple. I Edit., Madras, 1897 (при жизни Вивекананды последи, изд., 1922–1924 гг., с. 19 и ел.).

[67]Наоборот, у их видна тенденция опровергать ее даже тогда, когда они творят РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ нечто новое. Это особенность религиозных разумов современной Индии – либо, точнее сказать, всех государств и всех времен. Они сильны уверенностью в том, что их правда освящена временем, что она – старая правда, сама Правда с большой буковкы. Дайянанда, непримиримый основоположник «Арья Самаджа», возмущается, когда ему приписывают новые мысли.

[68]Не следует РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ забывать, что ее поэтические и музыкальные элементы взяты из народной сокровищницы Бенгалии. Мы уже лицезрели по его переделкам для народных театральных представлений, как он был проникнут величавыми творениями классиков‑вайшнавинов. Но, если не считать Кабира, гимн которого он нередко исполнял, он больше увлекался сравнимо новыми поэтами и музыкантами РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ (Евангелие Рамакришны). Самый старенькый из их и в особенности им возлюбленный, Рама Прасад, жил в XVIII веке. Рамакришна беспрестанно цитирует и поет его гимны божественной Мамы (красивый их эталон, переведенный на французский язык, помещен в «Feuilles de l'lnde», вып. I, с. 215–217: «Океан и существо» – перевод Маргариты Фертэ):

О РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ мой дух, погрузись, призывая имя Кали,

В бездонные воды Океана души!

Рамакришна должен Прасаду, давшему толчок его творчеству, наилучшими из собственных притч (к примеру, о воздушном змее – она приведена в конце книжки) и некими чертами свойства Мамы (ее коварно сощуренный глаз, когда она играет с возлюбленным ребенком, которого РОМЕН РОЛЛАН И ФИЛОСОФИЯ РАМАКРИШНЫ принуждает плутать в дебрях Иллюзии).


rossijskaya-gazeta-30092008-dajdzhest.html
rossijskaya-gazeta-denis-kuznecov-elina-truhanova-svetlana-bitkina-dmitrij-raichev-11122012-sneg-na-golovu.html
rossijskaya-gazeta-inga-agapova-30102012-zatyanuli-amortizaciyu-ezhednevnij-monitoring-smi-30-oktyabrya-2012.html